Народный артист Сергей Матвеев: Я хочу вернуть зрителей к настоящему Пушкину - TOPpress.kz
%AM, %13 %264 %2018 %11:%фев

Народный артист Сергей Матвеев: Я хочу вернуть зрителей к настоящему Пушкину

Народный артист Сергей Матвеев: Я хочу вернуть зрителей к настоящему Пушкину Фото Александра Жабчука

Новый год начался в Государственном академическом русском театре драмы им. М. Горького с премьеры моноспектакля «Наедине с Пушкиным» Народного артиста Киргизской Республики, «Мәдениет қайраткері» Сергея Матвеева. Как сообщили в пресс-службе театра, спектакль не представляет собой простое исполнение любимых многими произведений, а позволит каждому зрителю открыть своего Пушкина – возвышенного и трагичного, безудержного и робкого, трогательного и рокового. Мы встретились с Сергеем Федоровичем перед спектаклем и поговорили с ним о премьерной постановке, Пушкине и актерском мастерстве.

Сергей Федорович, почему Вы решили остаться наедине именно с Александром Сергеевичем Пушкиным?

Пушкина я выбрал, потому что, к сожалению, его обычно ассоциируют с лирическими стихотворениями и «Евгением Онегиным». А Пушкин гораздо больше любого нашего представления о нем, он разный, и мне своим спектаклем хотелось это показать. Вообще, история моего прихода к Пушкину довольно интересная и началась лет двадцать назад. Тогда как раз развалился Советский Союз, и представители интеллигенции – учителя, врачи, артисты – ушли в торговлю. Грубо говоря, утром актеры уходили торговать селедкой, потом бежали в театр на репетицию, а после нее – снова на рынок. И театр уходил на второй план. Я же, напротив, вплотную занялся театром, и стал проводить для школьников старших классов и студентов открытые уроки литературы. Меня эта работа втянула: я почувствовал отдачу, увидел, что людям это интересно. И со временем мои уроки перекочевали на сцену: так, например, появился спектакль «Тамбовская казначейша» по поэме Михаила Юрьевича Лермонтова.

Что касается спектакля «Наедине с Пушкиным», то он появился следующим образом: по состоянию здоровья я вынужден был оставить театр на полгода. Появилось время подумать, и я вернулся к мысли, что нужно что-то сделать с Пушкиным. Долгое время до этого я очень много работал, так, что не было времени остановиться и подумать. Я внезапно понял, что у меня сейчас лучшие годы: я набрал опыта, знаю, чего хочу, а размениваюсь большей частью на студентов, которым театр не интересен и не нужен. Я говорю сейчас не о тех студентах, которые планируют связать свою жизнь с театром, а о других специальностях, которым я в соответствии с учебным планом должен преподавать. Видимо, Бог услышал меня, и таким своеобразным образом остановил меня.

Я с удовольствием работал над спектаклем по Пушкину, и, знаете, самое дорогое в создании любого спектакля – это процесс. Все муки творчества, поиски удачных мизансцен  и планов, долгие раздумья и страдания – для меня именно эти неизбежные моменты при создании спектакля самое главное. То есть, все, что предшествует сдаче спектакля и его последующей жизни в репертуаре театра.

Жанр моноспектакля, как известно, сложен именно ввиду того, что один актер удерживает внимание зрителей на протяжении достаточно долгого времени. Вы – актер с огромным опытом, но все же хотелось бы узнать, каким образом Вы выстраиваете отношения со зрителем?

Дело в том, что я в своем творчестве проповедую следующий принцип: в первую очередь актер должен удивить себя, потом с партнером по сцене они должны удивить друг друга, и уже вместе – зрителя. Мне повезло: я десять лет работал с режиссером Пази (российский театральный режиссер, с 1999 по 2006 годы являвшийся художественным руководителем Санкт-Петербургского академического театра имени Ленсовета, - прим. ред.), и играл у него центральные роли. При подготовке нового спектакля, случалось, он говорил мне: это ты уже делал, ищи новые краски. Главное – не повторяться. С актерами часто бывает так: есть у них определенный штамп, зрителю это нравится, и они только на нем выезжают из спектакля в спектакль, беззастенчиво злоупотребляя этим. А актер всегда должен быть в поиске, всегда должен удивлять самого себя.

Каким образом происходил отбор произведений для спектакля? От чего Вы отталкивались?

Как я уже говорил, мне захотелось показать, насколько Пушкин разноплановый автор. В программе, которую я выбрал, есть и стихи, и монолог барона из «Скупого рыцаря», и отрывок из «Пиковой дамы», и диалог Фауста с Мефистофелем, очень интересно, кстати, решенный сценографически. А завершаю я спектакль стихотворением «Брожу вдоль улицы шумной». Выбранный материал позволяет показать людей в разных обстоятельствах: лирический герой, скупой барон, чахнущий над своим златом, алчный Германн, страдалец-Фауст...

В манифесте футуристов «Пощечина общественному вкусу» 1912 года говорилось: «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и прочих классиков с парохода современности». Прошло время, а классики так  остались классиками. Почему у футуристов не получилось то, чего они хотели добиться своим манифестом?

Думаю, дело в гении: раз уж мы говорим о Пушкине, то можно взять в качестве примера его «Сказку о золотой рыбке» - пустячок, казалось бы, простая сказка. О чем она? Со школы нам говорят: эта сказка вскрывает алчность старухи, которая вообразила себя Бог весть кем. А на самом деле Пушкин писал о глубокой любви старика ко старухе. Помните, как начинается сказка? «Жил старик со своею старухой/У самого синего моря». Ведь не просто жил старик со старухой, а со своею старухой он жил. Всего одно слово, а какое колоссальное значение имеет: ведь надо же такую старуху любить, а он любит все равно. Еще один интересный момент в поэзии Пушкина, теперь уже связанный со стихотворением «Пророк»: «И шестикрылый серафим/На перепутье мне явился...». С одной стороны, согласно мифологии и в соответствии с небесной иерархией такое существо есть. Но, с другой стороны, известно, что во время написания «Пророка» Пушкин находился в творческом кризисе, и ему попали в руки шесть стихотворений гениального молодого поэта Фета. Прочитав их, он с поражающей ясностью понял, что теряет свои позиции, ничем не вдохновляется, и осознание этого стало толчком для его дальнейшего развития. За настоящими поэтами есть глубина слова и мысли, поэтому они и остаются в веках, а те, кто не задерживается – ну что ж, они останутся лишь в своем времени.

Марина Цветаева в своем эссе «Мой Пушкин» рассказала о своих детских впечатлениях от произведений классика. А каким был для Вас Пушкин в детстве? Изменился ли он для Вас с тех пор?

Конечно, изменения огромные, просто небо и земля. Повторю еще раз: мы Пушкина помним только по стихам, а я считаю, что для того, чтобы восприятие Пушкина расширялось и углублялось, филологам должны преподавать актерское мастерство. Преподаватели литературы должны быть режиссерами, глубоко всматриваться в вещи и уметь правильно преподносить их. Нам действительно не хватает таких преподавателей, ведь когда  ученику попадается учитель, сухо доносящий до него информацию, совершенно естественно, что теряется всякий интерес к литературе. Расскажу о себе: детство мое прошло  в селе, нельзя сказать, что все педагоги были сильными, однако  мне, как творческому человеку, очень повезло. К нам по распределению приехала молодая учительница литературы, которая все свои уроки превращала в театр, и я от этого просто фанател. Потом я уже стал профессионалом, более глубоко изучал литературу по роду своей деятельности. Признаюсь откровенно: мне не нравится, когда с классиками обращаются вольно – например, если стихи Пушкина читают в стиле рэп. И своим спетаклем я хочу вернуть зрителей к настоящему Пушкину.

Готовясь к спектаклю, читали ли Вы литературу о поэте – художественные тексты, посвященные ему, воспоминания современников, литературоведческие статьи?

Нет, ничего подобного я не читал, и сейчас объясню, почему. Дело в том, что есть хрестоматийное решение тех или иных вещей, и оно накладывает определенный отпечаток, не дает свободы. Например, Германн был такой,  Фауст был такой, скупой барон был такой, и  авторы подобных материалов как будто гвозди забивают. Я хотел по-своему подойти к пушкинскому материалу - как артист. Я искал эмоциональные точки, точки соприкосновения с Пушкиным и героями произведений, вот это меня волновало.

Интересна ситуация у Пушкина и с названиями произведений: так, повесть «Капитанская дочка» совсем не о Маше Мироновой, а о восстании Емельяна Пугачева. Литературное произведение допускает подобную игру с читателем, а насколько серезно название для спектакля?

Это зависит от решения режиссера, его выбора. Название спекталя должно нести в себе еще и коммерческую составляющую, так как зрителя необходимо заинтересовать. Я рисковал, выбрав такое название, так как зрители могли подумать: ну вот опять скучный Пушкин, в сотый раз будут читать: «Я вас люблю, - хоть и бешусь,/Хоть это труд и стыд напрасный,/И в этой глупости несчастной/У ваших ног я признаюсь!». «Наедине с Пушкиным» - название совсем не коммерческое и отпугивает, возможно, определенное количество людей. Но оно действительно отображает всю суть спектакля.

Давайте немного пофантазируем. Окажитесь Вы сейчас перед Александром Сергеевичем, что бы Вы ему сказали?

Я бы спросил, как он, как автор, относится к тому, что с его произведениями делают сегодня, изощряясь разнообразными способами.  

Какой цитатой из творчества Пушкина Вы могли бы описать сегодняшний день?

 И забываю мир — и в сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем...

 

Беседу провела Наиля Галеева

 

 

 

 

 

Просмотрено: 168 раз

© 2016. TOPpress.kz - информационный портал, где собраны самые интересные и актуальные новости Казахстана и мира.
  Нашли ошибку?
Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
 
Яндекс.Метрика