Аделия Амраева: Огромное количество книг издается просто потому, что они кому-то нужны - TOPpress.kz
Пятница, 11 мая 2018 14:07

Аделия Амраева: Огромное количество книг издается просто потому, что они кому-то нужны

 

Мы продолжаем знакомить вас с современными казахстанскими писателями, и сегодня наша героиня – замечательная детская писательница Аделия Амраева.  Ее творчество наилучшим образом характеризуют следующие слова Павла Банникова: "... лучшая детская литература - это та, которую можно читать в любом возрасте". Книги Аделии Амраевой действительно можно и даже нужно читать всем: и детям, и подросткам, и взрослым – каждый найдет в них что-то близкое и дорогое, а возможно, лучше поймет себя и своих родных.  

-  Аделия, начать хотелось бы с поздравления: в издательстве «Аквилегия-М» вышла отдельной книгой Ваша повесть "Я хочу жить!".

- Спасибо за поздравления! Очень приятно. Книга для меня дико важная.

- С этой повестью Вы в 2015 году стали лауреатом Первой премии Международного литературного конкурса им. В.П. Крапивина. Вы издали книгу благодаря победе в конкурсе?

- Полагаю, что нет. Ранее в "Аквилегии-М" вышла другая моя книга – "Футбольное поле". Да и в целом – огромное количество книг издается без побед в премиях и в конкурсах, а просто потому, что они кому-то нужны...

- Два года назад, при публикации Вашего цикла рассказов "Германия" произошла не очень приятная вещь: редакция издательства исправила важное для восприятия предложение, посчитав его, видимо, слишком острым. Чем завершился этот инцидент?

- Миром. Книга ведь получилась умопомрачительно красивой... Иллюстрации в ней – мечта!

- Ваша авторская полка растет: опубликованы "Футбольное поле", "Германия", "Я хочу жить!". Каково это: чувствовать себя автором, которого публикуют, и, что самое важное, читают?

- Обычно. Я ж не вижу, как читают, да и на встречи в условиях Казахстана зовут изредка. Так что я – рядовой человек, работаю на любимой работе и все равно жду пятницу, будто она подарит большую конфеткуlaughing

- Я читала все рецензии, которые появлялись на Ваши книги, и на "Лабиринте", и на "LiveLib". И написаны они не только подростками, но и их родителями. У Вас, несомненно, есть прочная обратная связь с читателями, Ваши книги не остаются без внимания, а ведь далеко не все писатели могут похвастаться этим...

 -Я, конечно, надеюсь, что так оно и есть. Но вот на "Я хочу жить!" я пока не встречала сторонних рецензий от читателей. А очень хочется.

 

 

- В одном из интервью Вы рассказывали, что буквально отвоевали право оставить героям "Футбольного поля" изначальные имена, и не пошли на поводу у издательства. В литературоведении, например, есть даже такой пункт анализа произведения – символика имени героя. Согласны ли Вы с мнением, что в литературном произведении имена героев – одна из важнейших составляющих?

- Я рассказывала все же другое laughing В издательстве "Аквилегия-М"меня изначально попросили имена героям изменить, поскольку выпускать книгу с казахстанскими реалиями в России – это большой риск. Был. Тогда. Сейчас, когда вышли уже три мои книги, все три – в России, и во всех трех маячат алматинские горы, вопрос риска, я полагаю, снят. Но большая заслуга в этом именно издательства "Аквилегия-М". Потому как несмотря на риск и сомнения, мой первенец, "Футбольное поле", был издан в первоначальном варианте с казахскими именами.

Но с тем, что у определенного героя может быть только определенное имя я абсолютно согласна. К примеру, если сделать моего Шерали из "Футбольного поля" Виталием, то это будет совсем другой человек, с другим прошлым, настоящим, с другой реальностью и с другими привычками. Он будет по-другому улыбаться и шутить... И история станет другой. И идти она будет иначе... В общем, это просто будет другая книга laughing

- Вы довольно-таки давно писали стихи, цитируя Вас: "полные максимализма и подростковых страданий". А как и когда Вы поняли, что поэзия – не Ваше?

- Я до сих пор сомневаюсь, не мое ли? Но после нескольких семинаров фонда СЭИП под руководством замечательных Валерия Михайловича Воскобойникова и Марины Яковлевны Бородицкой я очень хорошо поняла: то, что я раньше гордо называла у себя "стихотворениями" – это просто ад. Для настоящего поэта. Этим пониманием и завершился мой поэтический путь.

 -А вообще любие поэзию?

- Безумно. Там ведь в одном только слове может быть заключен целый мир...

- Хотели бы в будущем увидеть экранизации своих повестей и рассказов? Или Вам ближе их театральное воплощение?

- Экранизация – это очень круто. Хочу, естественно. Как каждый писатель, я полагаю. А вот театральная постановка... Я, наверное, как бывший работник театра (а тот, кто раз в театре поработал, тот до конца жизни театрал, театролюб и театровлюб), умру от счастья, если увижу своих героев на театральной сцене laughing

- Как Вы выкраиваете время для чтения? Есть ли какая-то ежедневная норма?

- Увы. В последнее время как бы я ни старалась, читать получается о-о-очень редко. И речь тут никогда не идет о «выкраивании» времени. Только о насильственном «вырывании» у каждодневной жизненной рутины...

 -В прошлый наш разговор Вы говорили что пишите по ночам? Что-нибудь изменилось?

- Нет. Я все такая же сова и все так же ночь – моя стихия. Хотя иногда очень хочется стать жаворонком и научиться не только просыпаться (я не говорю про вставать, потому как можно встать, как я, и не проснуться) с рассветом, но и перелопачивать кучу дел до обеда... Мир устроен так, что жаворонкам комфортно в нем быть самими собой. А мы, совы, приспособленцы. Иногда удачно, а иногда днем безудержно хочется спать laughing

 

Беседу вела Наиля Галеева

Фото из личного архива Аделии Амраевой

Просмотрено: 393 раз

© 2016. TOPpress.kz - информационный портал, где собраны самые интересные и актуальные новости Казахстана и мира.
  Нашли ошибку?
Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
 
Яндекс.Метрика