Военная журналистика
1222

На грани войны: Быть миротворцем - значит в первую очередь быть человеком

Автор:

Как казахстанская миротворческая рота выполняет свой долг в Ливане

Фото: Toppress.kz

Полгода назад казахстанская миротворческая рота впервые отправилась в Ливан, на границу с Израилем, для выполнения миротворческой миссии. Корреспонденты Toppress.kz посетили эту страну, чтобы рассказать читателям, в чем же главная задача казахстанских миротворцев и чем живет страна, которая в середине 20 века была эпицентром мира и человеческого счастья.

Ливан - ближневосточная Швейцария, так страну прозвали из-за продвинутой финансовой и банковской системы, что привлекало в страну большие деньги. Ливан также отличается своеобразным политическим устройством, где президент всегда христианин, премьер-министр - мусульманин-суннит, а спикер парламента - мусульманин-шиит. Эта уникальность и по сей день остается одной из главных причин отсутствия стабильности на политической арене страны. На сегодняшний день, Ливан является перекрестком интересов мировых игроков, что только подогревает тлеющий внутренний конфликт.

Наши корреспонденты приземлились в аэропорту Бейрута днем. Небольшая воздушная гавань была очень загруженной, и практически мгновенно в глаза бросался своеобразный контраст: мусульмане в строгих одеждах на фоне женщин в коротких шортах и множество вооруженных людей. Кто приезжает в Ливан впервые, наверняка, тоже удивляется этому факту. Из-за строгой административно-полицейской системы в стране, людей с камерами и фотоаппаратами берут на особый контроль. В аэропорту и прилегающих территориях снимать запрещают. И как выяснилось позже, ее использование ограничивают и в самом городе.

Туристам, которые приезжают в Ливан без визы нужно приготовиться к долгим допросам: куда, зачем и надолго ли они планируют задержаться в стране. 

Жизнь в Ливане немного дороже, чем предполагала наша команда. Такси обойдется примерно в 30 долларов, за отель среднего класса с вас попросят примерно такую же цену. Но что не отнять у ливанцев - их гостеприимность. Стоит отметить, что официальными языками в стране являются арабский и французский. Английский очень популярный, но его знают не все. И если вдруг вам потребовалась помощь - любой ливанец приложит максимум усилий, чтобы вы оказались в нужной локации.

Контрастная линия из аэропорта Бейрута перенеслась и в город. Высокие стеклянные здания соседствовали с историческими постройками, некоторые из которых до сих пор сохраняют следы долгой гражданской войны.

На улицах много туристов, яркие витрины мировых известных брендов словно переносят туристов в какой-нибудь европейский городок.


Центр города не имеет ничего общего с городом Ближнего Востока. Точная копия французских кварталов делает это место неповторимым, и лишний раз напоминает о том, что Ливан некогда был французской колонией.

Из путешествий по узким улочкам Европы нас возвращают сирийские дети-беженцы, одергивая вас за руку. "Sir, one dollar"... Эта заученная фраза напоминает о близости к настоящей жизни, здесь, в Ливане и граничащей Сирии.

Первая волна беженцев имела возможность расселиться по всей стране, из-за неподготовленных лагерей. А в Бейруте на детях-беженцах зарабатывают ребята постарше. Как рассказывают местные жители, во дворах центральных районов сидят парни, которые собирают с детей, просящих милостыню, заработанные деньги, взамен отплачивая порцией арабской лепешки.

Один из героев нашего репортажа сириец из провинции Латакия (главный порт Сирии на Средиземном море – прим.автора). Родители, по его словам, умерли. Он настойчиво просил денег, но мы убедили его сесть и поесть вместе с нами. Как заметил официант, это было единственно правильное решение.

В самое сердце нашу команду тронула картина, как Самир вдруг вцепился взглядом на рядом стоящих папу с дочкой, которые выбирали игрушки. Сложилось впечатление, что на некоторое время он забыл о своем Хобзе (блюдо аналогичное донеру в Казахстане – прим.автора).

Переночевав в Бейруте мы отправились в город Мардж-Аюн, на юг Ливана. Именно там несут службу казахстанские миротворцы.

За пределами столицы Ливан напоминает одну большую провинцию. Вдоль дорог простираются фруктовые сады: лимонные, апельсиновые, яблочные. По трассе вдоль побережья раскинуты банановые плантации. Население за территорией Бейрута живёт анклавно. Каждая деревня или городок преимущественно населен той или иной религиозной группой, что обозначается на въездах плакатами, портретами лидеров и характерными флагами.

На фоне всей наглядной агитации правящих партий выделяется одна особенная - поддерживаемая населением, но не правительством - "Хезболла" (военизированная ливанская шиитская организация и политическая партия, выступающая за создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана – прим.автора). Практически на всех дорогах и в шиитских деревнях развиваются их флаги (желтый фон, стремящийся ввысь кулак, сжимающий автомат Калашникова) и растянуты портреты павших солдат "Хезболлы" в войне в Сирии. Эти плакаты являются рупором и прямой пропагандой рекрутов организации с поддекстом: "никто не забыт...".

В целом картина выглядит довольно миролюбиво, за исключением боевых постов, с вооруженными людьми на территории каждой из областей.

В Мардж-Аюне нас встретили наши казахстанские миротворцы, в привычных для нас голубых беретах. Но здесь этот цвет принадлежит Организации Объединенных Наций, что лишает наших бойцов права на эксклюзивность атрибутики. Спасает лишь тельняшка, которая хоть как-то показывает один из самых гордых родов войск казахстанской армии – Десантно-штурмовые войска.

Мы заезжаем на базу 4.2, территория обнесена забором, на воротах дежурят индийские вооруженные солдаты. 

Кто это с вами? – спрашивает один из них. 

Журналисты. Из Казахстана, - отвечают наши сопровождающие. 

С широкой улыбкой солдат в зелёном камуфляже ныряет в салон и с особым акцентом произносит "Welcome".

На базе царит вполне рабочая и уже привычная за шесть месяцев обстановка. Свободного времени у бойцов почти нет. Все по распорядку: теоритические занятия, тренировки по сигналам боевой готовности, физическая подготовка. В течение дня проводится патрулирование, чаще всего совместное, иногда с ливанской армией, иногда для обмена опытом проводятся патрули с другими иностранными контингентами (французами, испанцами и др.). При всей политкорректности, невозможно рассказать всех тех историй, которые мы слышали от миротворческого контингента. Одно можно сказать с уверенностью – казахстанцы за столь короткий срок прославились ответственностью и профессионализмом. За шесть месяцев несения миссии наши военнослужащие не получили ни одного нарекания со стороны руководства. Об этом рассказывали и те, кто стоит во главе нашей роты – командир батальона ИНДБАТ, под руководством которого действуют миротворцы, и командующий всем миротворческим контингентом в Ливане, генерал-майор Стефанно Дель Кол.

Сама же миссия заключается в контроле за соблюдением ливанской и израильской сторон – "голубой линии". "Линия" является разграничением между израильско-ливанской границами и создает как бы буферную зону между двумя государствами.

Патрулирование проводится как на машинах, так и в пешем порядке, что требует со стороны миротворцев хорошей физической подготовки из-за географических особенностей – горной местности.

Нарушение "голубой линии" случаются часто. В основном это пастухи, которые чаще всего просто становятся жертвами обстоятельств. Но бывают случаи, когда нарушения случаются намерено.

На востоке страны раскинулись прекрасные сады, в которых растет множество видов фруктов и преимущественно оливок. Исторически эти земли принадлежали ливанцам, но сегодня они находятся под защитой Израиля. Некоторые садоводы продолжают посещать эти сады, что чаще всего становится причиной обострения конфликта.

Чтобы понимать насколько тонкий и хрупкий мир сегодня в Ливане, а вместе с тем, насколько тяжело приходится миротворцам лавировать между желаниями местного населения жить мирно, но вернуть свои земли, очень показателен случай с деревней Гаджар.

"Голубая линия" делит деревню ровно пополам. Некогда жившие в одном населенном пункте люди, стали чужими друг другу и разделили свои жизни глубоким рвом и колючей проволокой.


Еще до приезда в Ливан нас мучил вопрос – несет ли риски обострившийся конфликт между Пакистаном и Индией, на индийский батальон в Ливане, что теоритически означает проектирование рисков и на казахстанцев. Однако местные рассказали, что индийцы пользуются в Мардж-Аюне большим авторитетом. Все дело в том, что за 20 лет несение миссии – представители ИНДБАТа стали родными для местного населения. Еще в 2006 году, когда разгорелась 34-х дневная война между Израилем и "Хезболлой", многие миротворческие контингенты свернули свои подразделения. Индия осталась и более того – развернули полевые госпитали, кухни для пострадавшего мирного населения. Раздавались медикаменты и продукты питания, осуществлялась помощь в восстановлении жилья.

Сегодня помощь населению остается для ИНДБАТа приоритетной. Несколько раз в неделю индийские военные врачи (дантист, терапевт и даже ветеринар) проводят бесплатные приемы. Бесплатно раздаются медикаменты и продукты питания. Проводятся занятия английского языка для детей местных школ. А по выходным для всех желающих проводятся занятия по йоге.

Именно за это индийский контингент очень любят, и всегда очень тепло приветствуется местным населением, что не сказать про другие страны.

Казахстанцы за полгода смогли также завоевать доверие, как местного населения, так и миротворцев с других стран. Нам удалось встретиться с военнослужащими из Индонезии, Малайзии, Белоруссии, Ирландии. Все как один очень тепло отзывались о Казахстане, отмечая, что казахстанцы очень веселые и умные люди, с которыми легко и комфортно. 

Наши миротворцы, в свою очередь, рассказали: 

Быть миротворцем – значит быть в первую очередь человеком. Главная цель – завоевать сердца. И главное оружие здесь – доброта.

За полтора дня вместе с миротворцами стало ясно, что наш миротворческий контингент выполняет очень важную миссию. Возможно мы и не нашли ответы на некоторые вопросы, но для себя решили – для Казахстана, страны, позиционирующей себя как гарант мира, прикладывающей немало усилий для нераспространения ядерного оружия и предоставляющей площадку для решения сирийского конфликта, участие в миротворческий миссии в Ливане – опыт, большой, бесценный и местами недооцененный. Мы получили возможность не просто помочь народу, который десятилетиями юридически находится в состоянии войны, и ужасно устал от нее, мы получили возможность стать свидетелями, как просто, в один миг можно лишиться стабильности и богатства, не материального – духовного и исторического.

Покидая Ливан, у нас была возможность еще раз посетить историческую часть Бейрута, где тот же самый контраст создает неповторимый шарм этого города.

Мечеть и церковь на одной площадке

Жизнь в Бейруте создает впечатление вполне обычной столицы, где не пахнет войной, где царит счастье и процветание. И лишь боевые крейсеры ООН, курсирующие вдоль побережья напоминают о близости местной реальности.

Символична статуя свободы, символизирующая стремление ливанского народа жить и стремиться к счастью, но при этом, следы от автоматных очередей напоминают, что война была совсем рядом и коснулась каждой семьи ливанского народа.

Бейрут провожал нас солнечным, теплым днем. Этот город вряд ли оставит равнодушным кого-либо, кто хоть раз побывает здесь, пообщается с местным населением и пройдется по самобытным улочкам. Невольно начинаешь переживать за судьбу этой страны. 

На сегодняшний день, первая казахстанская миротворческая рота достойно выполнила свой долг и в ближайшие дни с почетом вернется на Родину. Их в Ливане сменит вторая миротворческая рота.   

Фото: Назгуль Кенжетай 

14.05.2019 16:49

Похожие темы: #оборона #миротворцы

Комментарии (0)

Рекомендуемые новости
Горячие новости

Грузим...