Бывший соучредитель ТОО «Рамазан» Орынбасар Мусин обвинил своего брата, Аслана Мусина, в рейдерском захвате и гонениях. Корреспонденты АТ выясняли, что на самом деле происходит на важнейшем предприятии области, которое кормит горожан главным продуктом – хлебом – более 60-и лет, передает Toppress.kz со ссылкой на Актобе Таймс.

Продукция ТОО «Рамазан» известна не только каждому актюбинцу, но и широко за пределами региона. Крупнейшее многопрофильное предприятие более полувека снабжает область мучными изделиями, а также самым социально значимым продуктом питания – хлебом. Однако сегодня компания, как выяснилось, работает на последнем дыхании.

Бизнес прельстил?

В минувшие выходные на видеохостинге YouTube появилось обращение к президенту. В нём О. Мусин попросил главу государства о помощи:
«Я, Мусин Орынбасар, 72-летний человек, с болью в сердце вынужден обратиться к вам за защитой от преследования со стороны своего родного младшего брата Мусина Аслана, ранее облечённого большой властью, до сих сохранившего большое влияние в актюбинском регионе. Горько писать такие вещи, но именно родной брат посредством рейдерства, планомерно осуществляемого с 2005 года, завладел всем моим честно нажитым имуществом, сейчас пытается лишить последнего, тем самым оставляя меня без цели жизни, а моих детей и пятерых внуков без средств к существованию, – утверждает в обращении Орынбасар Мусин. – Моего родного брата Аслана Мусина, ранее занимавшего высокие посты и входившего в тройку больших лиц государства, с 2005-го года прельстил мой бизнес, взращённый с нуля. А именно с приобретения убыточного предприятия c многомиллионными долгами и превращённого посредством капиталовложений и упорного ежедневного труда в цветущее, развитое многопрофильное производство».

По словам Орынбасара Мусина, захват бизнеса начал планомерно осуществляться с 2005-го года. Так, Аслан Мусин попросил старшего брата переписать 50% доли бизнеса на своего сына Асылбека «для прикрытия роскошного образа жизни последнего». Брат заверил тогда, что владение Асылбеком половиной бизнеса защитит его от рейдерства. В ответ на возражения, как рассказывает Орынбасар Мусин, он начал получать угрозы, и в конечном счёте был вынужден переписать долю ТОО «Рамазан» на Асылбека Мусина. От него доля впоследствии перешла к Сауранбеку Мусину, младшему сыну Аслана Мусина.

В 2016-м году Орынбасар Мусин, как следует из его рассказа, попросил брата выйти из бизнеса. Но тот заверил, что в бизнес вмешиваться не будет. Впоследствии, как рассказывает Орынбасар Мусин, брат потребовал оптимизировать и отдать ему производство с элеватором, двумя мельницами, современным хлебозаводом и итальянским кондитерским цехом, а также другими цехами. Непривлекательную часть бизнеса – растениеводство и птицеводство – было решено выделить из ТОО и отдать сыну Орынбасара Мусина.

Орынбасар Мусин считает, что данные активы понадобились его младшему брату и его сыновьям для объяснения за рубежом происхождения у них больших материальных средств, которые оказались в их распоряжении, и добытых, как он полагает, «нечестным путем». В начале 2019 года, как сейчас утверждает предприниматель, он опять поднял вопрос о выходе сына Аслана Мусина из ТОО «Рамазан».

– В ответ, к своему неописуемому шоку, я услышал от него угрозы и новые требования. Отдать ему не только оставшуюся у меня 50-процентную долю в ТОО «Рамазан», но и ранее выделенные из предприятия производства. В первую очередь птицефабрику, которую мой сын на протяжении последних трех лет развивал и в которую нашей семьёй вложены заёмные средства для проведения модернизации, что позволило увеличить объем производства на 60%, – рассказывает старший брат. После отказа начались гонения, утверждает автор видеообращения.

На днях сына Орынбасара – Нурлана Мусина – арестовали якобы за то, что не явился на допрос в полицию. Он просит Касым-Жомарта Токаева помочь восстановить справедливость, вернуть ему бизнес и свободу сыну.

Акимат вмешиваться не имеет права

Обращение предпринимателя, естественно, вызвало общественный резонанс. Ситуацию уже прокомментировали в акимате Актюбинской области:
– Мы туда не вмешивались и не имеем права вмешиваться в вопросы двух хозяйствующих субъектов. Любой спор решается в суде. В решении вопроса акимат не участвовал. Единственное, был момент, у нас был контакт с данной птицефабрикой, когда пришли более 40 рабочих в акимат и обратились, что им не выплачивают заработную плату. Это освещалось в СМИ. Мы в рамках своих полномочий обратились в инспекцию труда, а также к директору птицефабрики. Была проведена встреча с инициативной группой работников, где было принято решение о том, что руководство птицефабрики запланирует поэтапную выплату заработной платы путем реализации имущества. С их слов, у них были проблемы по кредиту, – заявили в облакимате.
Понятно, что чиновники не хотят касаться семейного спора. Но, по сути, в обращении Орынбасара Мусина есть обвинения в адрес акимата (не только акимата, но и еще нескольких государственных органов). Не сейчас, но госслужащим придется как-то принимать участие в этом конфликте (но это личное мнение редакции).

Репортёры «АТ» решили выслушать вторую сторону конфликта. Мы побывали в ТОО «Рамазан», где поговорили с рабочими. Как оказалось, «цветущее многопрофильное предприятие» уже давно таковым не является.

«Все пришло в упадок»

Такую оценку хлебозаводу дают работники компании. Они утверждают, что за долгие годы правления Орынбасара Мусина на предприятии практически не проводились ни ремонт, ни модернизация. От крупнейшей компании, в собственности которой когда-то было 3 элеватора, современная птицефабрика, тысячи гектаров пашенной земли, сотни транспортных средств и сельскохозяйственной техники, сегодня остались практически одни развалины.
Новое оборудование, как рассказывает начальник макаронного цеха Кант Шаймухамбетова, много лет стоит в качестве разве что музейных экспонатов.

– Наше оборудование 2000-го года – никогда его не использовали. Оно всё недоукомплектованное, технической документации для него нет, – показывает начальник цеха. – Никакой модернизации в цехе не проводилось, создавалась одна видимость. Последние 3 года при прежнем руководстве мы работали, но у нас не было реализации. Периодически продукция не продавалась. Почему? Мы не знали… Шкафы для сушки макаронных изделий – и те остались с допотопных времен.

Ручной труд – в почете

Печальная ситуация и в кондитерском цехе. Он действительно новый – его построили только в 2012-м году. Однако по виду этого не скажешь: здание обветшало. Цех при этом по обещанным новым технологиям не работает. В нём нет подъемников и упаковочной линии, почти всё приходится делать вручную.

– Нам обещали, что сделают автоматизированную линию. Всего на конвейерной линии должно работать 5 человек, а у нас сегодня работает 23. Как всё было в 2000-м году, так и осталось, – вздыхает начальник кондитерского цеха Турган Канатарова. – Люди руками всё делают. И тесто поднимают, и по коробкам расфасовывают. Здесь даже линии охлаждения не было. Печенье не успевало остыть прежде, чем его по коробкам раскладывали. Линию сами делали, вентиляторы ставили.

За смену в кондитерском цеху можно изготовить 3,5 тонны продукции. А упаковать вручную – от силы 300 кг.
Сократились объёмы производства и на хлебозаводе. И это несмотря на то, что город, в общем-то, всегда испытывает потребность в хлебе.
– Сегодня мы производим 13-14 тысяч булок хлеба за смену, а изначально производили только на одной линии 45 тысяч булок хлеба, был большой ассортимент, – поясняет начальник хлебзавода Алия Кубатаева. – Спад производства начался с того, перестали сами производить муку, мельница не работала 2 года, элеватор тоже не загружался 2 года. Закупалось сырьё очень плохого качества, муку привозили из Костаная. Например, нам нужен был 3 класс, а она закупалась 4-5 класса. Это всё отражалось на качестве. Когда уходил Орынбасар Мусин, мы производили меньше 10 тысяч булок хлеба. Завод сейчас, конечно, уже совсем не современный. Нужен капитальный ремонт. При тех объемах производства, которые у нас сейчас, мы не обеспечиваем всё население города необходимым количеством хлеба. Наши конкуренты тоже не могут покрыть всю потребность.

Кто на кого работал?

Сегодня в разбитом состоянии и элеваторы, и мельница. Их работу только начинают восстанавливать. Больше всего в модернизации нуждается котельная.
– Срок работы котла 20 лет, а это оборудование 1986-го года, – говорит начальник цеха котельной Александр Муркин. – Считайте, отработало двойной срок. Оборудование почти всё в ручном режиме. Мы, конечно, стараемся поддерживать его в надлежащем состоянии. Вопрос о замене поднимался при прежнем руководстве. Но обычно отвечали, что нет средств; может быть, на следующий год. Котельная работает с большими энергопотерями, мы только 27-28 млн тратим на коммуналку в год. Но сейчас вроде бы намечается уже автономное отопление, как на птицефабрике.

Как вспоминает руководитель механического цеха Валентин Когай, именно на птицефабрику уходили все силы. В 2017-м году она перестала быть частью ТОО «Рамазан», однако простые рабочие об этом не знали.

– Мы там яичный цех строили. А здесь, конечно, уже ничего не делали. В цехах у нас ничего не закупали. Самый молодой аппарат у нас 1971-го года. Приезжал автобус, забирал наших рабочих, и увозил на птицефабрику. В целом, 50% процентов штата ТОО «Рамазан» на тот период привлекались на общестроительные работы, когда шла реконструкция птицефабрики. Мы даже не знали, что птицефабрика не принадлежит ТОО «Рамазан», а принадлежит другому юридическому лицу, хозяином которого оказывается сын Орынбасара Мусина Нурлан. Об этом нам стало известно только недавно. Работы мы делали уже на чужом предприятии, а зарплаты получали от «Рамазана», – объясняет Валентин Когай, работающий на предприятии дольше всех.

Уголовные дела. Много…

Перепродажа птицефабрики, как поясняет юрист ТОО «Рамазан» Бауыржан Кыдырмолданов, лишь одно из многих дел, совершенных Орынбасаром Мусиным. Сегодня в отношении семьи Орынбасара Мусина возбуждено 3 уголовных дела.

– В настоящее время в отношении Мусина Нурлана возбуждено уголовное дело по ст. 189 ч. 4 УК РК. Это присвоение или растрата вверенного имущества в особо крупном размере. Данное уголовное дело расследуется Департаментом полиции города Актобе. Подозреваемый Мусин Нурлан находится под стражей. Данная статья предусматривает от 7 до 12 лет лишения свободы. Были выявлены эти факты в ходе документальной проверки деятельности ТОО «Рамазан». В данном уголовном деле 3 факта присвоения средств. На крупную сумму взяли стройматериалы, мебель для личного пользования. При этом рассчитывался деньгами из ТОО «Рамазан». Воспользовался правом первой подписи, как первый заместитель генерального директора (на тот момент Нурлан Мусин не был совладельцем компании ТОО «Рамазан». – Авт.). Это никак не связано с деятельностью ТОО «Рамазан». Это не краны, мука или что-то ещё. Это только для ремонта личной квартиры.

– Ещё имеется 2 уголовных дела уже в отношении Мусина Орынбасара, который в прошлом здесь был генеральным директором продолжительное время, – продолжает юрист ТОО «Рамазан» Бауыржан Кыдырмолданов. – За период правления его данным предприятием были выявлены факты, что он незаконно присваивал себе денежные средства ТОО «Рамазан» в качестве дивидендов. Данный факт тоже прошёл документальную проверку, в настоящее время по нему также возбуждено уголовное дело, проводится досудебное следствие.

– Мусин Орынбасар, также являясь генеральным директором, из кассы ТОО «Рамазан» оплачивал учёбу своих внуков. Это тоже не связано никаким образом с деятельностью ТОО «Рамазан». То есть они не обучаются какой-то специальности для ТОО «Рамазан». В сумме 3 млн 450 тыс тенге из кассы переводится на счет учебного заведения.

Зарубежные активы 

Журналистам «Актобе Таймс» удалось лично побеседовать с Аскаром Мурзакарим (в своем видеообращении О. Мусин называет Аскара Музакарима Карабаевым. – Авт.), который, как выяснилось, является директором американской компании «Katon International Investments». А Орынбасар Мусин и его сын Нурлан, по словам А. Мурзакарима, с 2001 года стали учредителями и владельцами этой частной компании, зарегистрированной в США.

Как рассказал А. Мурзакарим американская компания Орынбасара Мусина уклонялась от уплаты налогов на территории США. На сегодняшний день претензии налоговых органов США к компании «Katon International Investments» составляют сотни тысяч американских долларов.

– Я возглавлял компанию только в тот период, когда она активизировалась, и им нужно было куда-то перечислять деньги, – рассказывает Аскар Мурзакарим. – Они мне давали поручения, и я перечислял по их поручениям деньги. Сейчас возникла очень серьёзная проблема. Налоговая США выставила счёт мне лично. Теперь на меня 10 тысяч долларов каждый месяц начисляется штраф. Уже в течение нескольких лет, там сумасшедшие какие-то суммы. Плюс основной долг в 500 тысяч долларов. Обсуждать вопрос этот Орынбасар Мусин не хочет, потому что думает, что он неуязвим и недосягаем для американской налоговой. Соответственно, я очень разочарован. Я хочу подать на него заявление в следственные органы, чтобы он возместил мне мои убытки. Я хочу, чтобы он заплатил все эти штрафы. Соответственно, я буду просить арестовать его активы, которые у него есть в Казахстане. Думаю, что я этот иск вскоре подготовлю. Я молчал до тех пор, пока не вышло это его обращение.
Скорее всего, точку в данном споре поставит суд. «Актобе Таймс» будет держать в курсе своих читателей.

Подпишитесь на нашу рассылку

Будьте в курсе последних новостей, получайте свежие статьи и видеообзоры.

Вам также может понравиться

Рейтинг акимов: итоги октября. Новая волна коронавируса у границ Казахстана

Октябрь в политической повестке 2020 года стал периодом активной подготовки к новой…

Мужчину, переодетого в женщину, избили на митинге в Алматы, ВИДЕО

Мужчину, переодетого в женщину, избили на митинге за политические реформы в Алматы.…

РЕЙТИНГ АКИМОВ: ИТОГИ СЕНТЯБРЯ – ПОДГОТОВКА К НОВОЙ ВОЛНЕ КОРОНАВИРУСА

Сентябрь ознаменован новой волной коронавируса, которая уже бушует во всем мире. Казахстан,…

Семья, которой помогали казахстанцы, обрекла двух собак на мучительную смерть

Переехав в новый дом, полученный в подарок от благотворителей, семья погорельцев оставила…