Последние несколько лет в Казахстане активно предпринимаются попытки развития рынка юниорских компаний в сфере геологоразведки.

Соответствующие изменения в законодательстве, поддержка со стороны крупных горно-металлургических предприятий и улучшение инвестиционного климата должны были стать акселератором деятельности юниоров на геологической карте страны.

Согласно информации отраслевого министерства, указанные меры позволили открыть более 500 юниорских компаний, выдать более 1400 лицензий на геологоразведку.

Свою оценку развития юниорского рынка в Казахстане дал лидер команды отраслевых менеджеров по направлению «геологоразведка» в рамках отраслевой программы «Ел Үміті» Галым Нуржанов.

– Галым Жумабаевич, каковы перспективы геологоразведки в Казахстане на сегодняшний день? Какие прогнозы на открытие новых месторождений?

– С точки зрения геологии недра Казахстана на твердые полезные ископаемые достаточно хорошо изучены, однако исследования на территории страны проводились поверхностно, до определенных глубин. И несмотря на то, что потенциал Казахстана огромен и имеет большие перспективы, в настоящее время ситуация в геологоразведке не самая стабильная – старые месторождения истощаются, новые не открываются. Проходит время легких открытий и наступает период, когда необходимо прилагать намного больше усилий, чтобы открыть действительно крупное, зрелое месторождение.

По прогнозу уже через 10-15 лет страну ждет дефицит меди, свинца и редких металлов. На протяжении трех десятков лет Казахстан использовал наработки советских геологов, пользовался запасами ранее открытых месторождений и далеко не в полной мере развивал собственную геологическую науку. Сейчас эти пробелы в отрасли дают о себе знать, даже на крупных горно-металлургических предприятиях.

– Как вы оцениваете развитие института юниоров? С какими сложностями юниорским компаниям приходится сталкиваться в Казахстане?

– Поиск решения проблемы дефицита минеральных ресурсов со стороны государства и гигантов ГМК, а также внедрение нового Кодекса о недрах позволило многим юниорским компаниям активизировать свою деятельность в геологоразведке в Казахстане.

Зарубежный опыт показывает высокую эффективность юниорского рынка и в мировой практике юниорские компании при геологическом изучении недр придерживаются принципа последовательности и комплексности.

К примеру, в Австралии юниорские компании берут на исследование 2-3 участка, комплексно подходят к изучению объектов, доводят до целевой ресурсной базы, рационально используют денежные средства с биржи или инвестора и ежегодно подтверждают это геологоразведочными работами. Для австралийских юниорских компаний ошибка в проекте не прощается, это большой риск для потери лицензии и репутации.

К сожалению, в Казахстане существуют предприятия, которые мешают порядочным и серьезным юниорским компаниям вести свою деятельность и создают недобросовестную конкуренцию. В пользовании таких компаний-спекулянтов находятся по 15-20 участков, оформленных на разные компании, за которыми, если разобраться, стоят одни и те же люди.

При этом, их можно разделить на 2 типа:

  • компании, которые кроме как оплаты за лицензию никаких других вложений не делают и занимаются лишь перепродажей перспективных участков.
  • компании, которые вливают небольшие суммы денег и проводят определенные виды работ.

Но в обоих случаях, и те, и другие начинают заниматься поиском инвестора и стучать в кабинеты, чтобы перепродать данное месторождение в десятки раз больше от их первоначальных вложений. Последние хотя бы вкладывают какие-то средства, но в последующем оценивают потом эти затраты в 20-30 млн.долларов.

К счастью, крупные горно-металлургические компании не выкупают их проекты, основываясь на собственном анализе и понимая риски столь сомнительных инвестиций.

За последние годы на рынке таких «пустых» компаний стало много. И деятельность их, направленная на получение собственной выгоды, создает отрицательное отношение к юниорским компаниям на рынке как со стороны крупных ГМК, так и со стороны инвесторов.

К сведению: для анализа ресурсного потенциала одного участка необходимо не менее 1 млн. долларов. Таким образом, для проведения эффективных геологоразведочных работ на нескольких участках, компаниям необходимо иметь капитал в несколько десятков млн. долларов. Практика показывает, что с вложениями в пару сотен тысяч долларов невозможно провести даже начальной стадии геологоразведочных работ.

– Насколько эффективны подходы таких компаний в геологоразведке?

– Не все юниорские компании понимают, что получение краткой геологической информации на малоизученные участки — это вовсе не основа для утверждения наличия месторождения. Работая с коллегами на 14 разных геологоразведочных проектах, мы в который раз убеждаемся, что фактическое геологическое строение участков отличается от первоначальных представлений, что подтверждается процессом бурения и аналитикой. Детальные исследования с применением современных комплексных геологоразведочных технологий позволяют выявлять тектонические особенности, не выявленные ранее и не отраженные в исторических материалах. Это называется устареванием геологической информации в связи с приходом новых технологий.

Собственный опыт в геологоразведке также показывает, что к изучению месторождений нужно подходить комплексно, с использованием технологий, соответствующих сегодняшним реалиям. Необходимо пробовать всевозможные современные, инновационные технологии и научно-исследовательские методы для того, чтобы найти действительно подходящий и работающий инструмент. Такой подход в работе никак не может быть выполнен за 3-х годичный период.  Только для выполнения научно-исследовательских работ (НИР) необходимо как минимум 6-7 месяцев. Чтобы полноценно подобрать технологию нужно пройти 2-3 таких этапа. А для доизучения геологического строения и оценки месторождения потребуется как минимум 8-10 лет.

Сегодня сложно встретить чистые, хорошо обогатимые залежи руд. Зачастую оруденение низкие по содержанию и качеству полезного компонента, осложненное примесями, и труднообогатимыми формами нахождения полезного ископаемого.  Это значит, что для эффективной и комплексной переработки ископаемых нужны еще более новые подходы в технологии добычи, обогащения и металлургии.

– Чем грозит юниорам наличие таких компаний-спекулянтов на рынке?

– Самое печальное во всем этом – потеря главного ресурса – времени. Как говорил Елбасы, «позахватывали имеющие возможности люди и сидят как собака на сене: “Себе не освоил и другим не отдам”.

За то время, которое компании-спекулянты владели правом недропользования, одна из серьезных юниорских компаний с нацеленными намерениями и инвестиционными возможностями могла бы сделать гораздо больше: организовать полное комплексное изучение, предоставить рабочие места жителям регионов, ну и в целом, прийти к открытию месторождения намного рациональней и грамотней.

Как бы скептически не звучало, но у нас в Казахстане сформировался хороший пул юниорских компаний.

Кстати, раньше позиция отраслевого министерства за неисполненные обязательства была достаточно жесткой – лицензии отбирали. Согласно официальным данным отраслевого Министерства, с 2018 года выдано более 1 400 лицензий на разведку твердых полезных ископаемых. На сегодняшний день многие компании, не выполняющие лицензионно-контрактные обязательства, пользуются и прикрываются ситуацией, связанной с пандемией COVID19.

– Считаете ли вы, что в геологоразведке на сегодня привлекательный инвестиционный климат?

– Пока перспективные участки находятся в руках у таких «туристов» отрасли, инвестору сложно найти действительно рентабельный проект.

И это не единственная проблема, с которой сталкиваются инвесторы на пути к получению прав на разведку недр. Мы с Вами свидетели утверждения нового Кодекса о недрах, как заявлялось – это «реформа», нацеленная на решение многих отраслевых вопросов согласно мировому опыту. Однако мы с вами такие же свидетели регулярных внесений изменений, правил и дополнений в Кодекс, что показывает нам нестабильность законодательной системы по управлению недрами. Одни барьеры снимаются, другие создаются.

Чтобы инвестору получить желаемый участок, нужно пройти круги испытаний, начиная от бумажной волокиты с длительностью сроков рассмотрения, заканчивая тем, что происходит утечка данных, ведущих к созданию конкурирующей заявки на лицензию со стороны компаний-спекулянтов.

А как Вы знаете, в бизнесе время играет очень важную роль, поэтому, пытаясь оформить право недропользования инвесторы зачастую теряют множество времени и денег, что в последующем в целом приводит к непривлекательности инвестиционного климата нашей страны. А после громких лозунгов о реализуемых реформах, которые на деле не работают, создается прецедент недоверия к стране в целом.

– Какие меры, на ваш взгляд, необходимы для перезагрузки отрасли?

– Учитывая современные реалии, государство предпринимает меры по совершенствованию действующих процессов с участием геологических сообществ. Так, в 2020 году Елбасы инициирована программа отраслевых менеджеров «Ел үміті» по различным направлениям, в том числе по геологоразведке.

Тут хотелось бы отметить, что нашей командой в рамках данной программы было предложено множество улучшений в сфере геологической отрасли. Это создание государственного Геологического кластера в синергии государства, науки и частного бизнеса, предоставление налоговых преференций, льготное кредитование для геологоразведочных компаний. Данные инициативы были поддержаны в Правительстве, однако на сегодня ни одна из них не перешла в стадию реализации.

Неизбежными следствиями использования недр нашей страны является количественное и качественное истощение минерально-сырьевой базы. И ее восполнение становится приоритетной задачей как для государства, так и для всех участников этого процесса. А это возможно при комплексном подходе решения проблем: регулирование деятельности юниорского рынка, создание благоприятной среды для привлечения инвестиций, совершенствование нормативно-правовой базы.

Мы строим принцип «слышащего» государства и сегодня не мало предложено для развития геологической отрасли как в части совершенствования законодательных норм, так и в части исполнительской деятельности соответствующих органов, но пока все тщетно стоит на уровне обсуждений кабинетных работников.

Надеемся, что изменения в отрасли как в части инициативы Президента Республики Казахстан К. Токаева по созданию Национальной геологической службы, роль которой определена в развитие геологии через поддержку инвесторов, комплексного изучения недр, оцифровку базы данных, а также в части новых кадровых изменений в отраслевом Министерстве, позволит произвести новый импульс в решении насущных проблем отрасли.

Подпишитесь на нашу рассылку

Будьте в курсе последних новостей, получайте свежие статьи и видеообзоры.