Журналист Михаил Козачков опубликовал на своей странице в Facebook очередную часть эпопеи с тендерами по ливневой канализации в Нур-Султане на 15 миллиардов тенге. На этот раз в серии публикаций фигурирует имя Председателя Верховного Суда РК Жакипа Асанова. Редакция портала Toppress.kz приводит полный текст публикации.
Весь год в столице не могут разобраться, кому же отдать тендер на строительство ливневой канализации. Объем работ разделен на несколько конкурсов, а самые вкусные из них два — на 11,6 и 3,8 миллиарда тенге. Сначала наиболее достойных выбирал акимат города, потом Департамент внутреннего государственного аудита Минфина, а в конце суд заставил пересчитать условные скидки участников. И на этом, в принципе, надо было заканчивать и заключать контракты. На дворе уже октябрь, в столице заморозки, возможны осадки, а канализацию никто даже не начинал рыть. Но когда на кону 15 миллиардов, канализация может и подождать. Тем более, что свое веское слово решил вставить ни кто-нибудь, а председатель Верховного суда. Жакип Асанов внес личное представление о пересмотре судебных актов, то есть главный бий страны заподозрил, что пятнашку отдали не тем, – написал Козачков.
Отчасти журналист согласен с судьей, ведь в столице уже зима и работы сейчас вряд ли будут проводить. Поэтому есть как минимум полгода, чтобы еще раз изучить все обстоятельства и понять, у кого же опыта-то больше.
Вопрос не в том, что Асанов внес представление. Вопрос в том, что послужило поводом для внесения. А вот тут я, журналист-дилетант без юридического образования, кое-что хочу понять. Поводом для представления Асанова послужил другой документ — представление Тлектеса Барпибаева, председателя горсуда столицы. Любитель бизнес-джетов обратился к шефу официально, указав, что судьи апелляционной инстанции (по сути, его епархия) вышли за пределы своей компетенции, что вызвало большой общественный резонанс в соцсетях и нарекания госорганов. Большой общественный резонанс, по всей видимости, это мой сериал про ливневку, – отметил журналист.
То есть, по его словам, представление Асанова вытекает из представления Барпибаева.
Все, в общем-то, логично. Но есть нюансы. Я не уверен, что Барпибаев имел право вносить свое представление на имя Жакипа Асанова. Я так и не нашел, при каких обстоятельствах руководитель областного суда, к числу которых относится попутный пассажир, может написать представление по гражданскому делу на имя председателя Верховного суда. В статье 435 Гражданского процессуального кодекса четко прописано, откуда в природе появляются представления председателя Верховного суда. В пункте два этой статьи указано, что «Председатель Верховного суда Республики Казахстан вправе вносить представление на вступившие в силу судебные акты как по собственной инициативе, так и по ходатайству лиц, указанных в части первой настоящей статьи». В части первой эти лица перечислены – «стороны, лица, участвующие в деле, другие лица, интересы которых затрагиваются судебными актами и их представителями», – добавил Козачков.
Он также отметил, что механизм работает так: председатель Верховного суда получает ходатайство от кого-то из участников процесса либо от того, чьи интересы этот процесс затронул, после чего вносит свое представление.
Но в этом списке нет Тлектеса Барпибаева. Я не нашел в ГПК норму, согласно которой председатель областного суда, к кому приравнен руководитель горсуда Нур-Султана, может направить представление на имя председателя Верховного суда. Но зато Барпибаев нашелся в статье 446 Уголовно-процессуального кодекса. Там перечислены случаи, когда дело повторно рассматривается в апелляционной инстанции. В пункте 3 появляется председатель обслуда: «В случае, если вновь вынесенные приговор, постановление войдут в противоречие с ранее вынесенным приговором, постановлением апелляционной инстанции, председатель областного суда вносит представление об устранении возникших противоречий в кассационную инстанцию», – приводит журналист.
С его слов, противоречие между судебными актами есть, поэтому Барпибаев “просит начальство разобраться”.
Но это касается уголовных, а не гражданских споров. А в нашем случае речь идет именно о гражданском споре. Думаю, нам всем нужна пауза, чтобы осмыслить происходящее. Два варианта. Либо Тлектес Барпибаев воспользовался УПК, чтобы внести представление о пересмотре гражданского спора, либо Тлектес Барпибаев внес ходатайство на имя Асанова о пересмотре гражданского спора в качестве участника процесса либо стороны, чьи интересы этот процесс затрагивает. Ну это же чистое палево, господа присяжные заседатели. Но мы же помним, что на кону 15 миллиардов. Закрываем глаза на ГПК и УПК и плывем дальше, – заключил Михаил Козачков.

Подпишитесь на нашу рассылку

Будьте в курсе последних новостей, получайте свежие статьи и видеообзоры.